Spec Ops: Настоящий Survival Horror

Spec Ops: Настоящий Survival Horror
Если бы мне пришлось подсчитать всех людей, которых я убил на протяжении всех сингплеерных шутеров от первого лица – число было бы потрясающим. Кроме игр, где главный злодей мутант или пришелец, все люди казались чужими, я с легкостью мог сказать, что это «враг». Это позволяет появиться чувству отрешенности, без которого немного неспокойно.

Я не знаю, что это говорит обо мне, но играя в Spec Ops: The Line, меня тревожит ощущение другого характера. Отправленные на охоту за выжившими после ужасной песчаной бури в Дубае, мой отряд и я быстро были завернуты в бой с изгоями – Американскими солдатами. Игнорируя приказ, один Генерал и батальон солдат осталиь, чтобы помочь с эвакуацией граждан, и в те дни, когда песчаный шторм обрушился, весь ад вырвался на свободу. Американцы убивают гражданских, ведя себя как дети, оставленные без присмотра на необитаемом острове, и не ясно, остался ли кто из них верен присяге. Момент в Дубае, однако, стало ясно, что они будут стрелять в меня, и я должен стрелять в них, чтобы выжить.

С этой стороны, разработчики Spec Ops: The Line хотели, чтобы игроки поразмыслили над моралью поступков. Действительно, люди в вашем отряде кричат, что они стреляют по своим, и только командир с сильным характером может сказать «либо они, либо мы». Возникает вопрос, как правдоподобно все это ощущается. Разрушение Дубая кажется немного надуманным, но я видел достаточно новостей, что солдаты там вели себя беспредельно. Положить оружие в руки того, кто подрос достаточно, чтобы считаться взрослым и дать ему власть над остальными, пугает, когда вы думаете об этом, Spec Ops делает намек, когда они помещены в экстремальную ситуацию.

В этом смысле Spec Ops уже успешно. Команда разработчиков говорила о возможности выбора на протяжении кампании, и как игрок будет себя чувствовать, проходя ее. Когда делая выбор между спасением гражданских или агента ЦРУ, в тоже время группу американцев или группу иностранцев, с которыми я связался, мне приходилось думать об этом. Конечно, это двойственный выбор, кто-то должен умереть, и выбор не был «так ты плохой, а вы хорошие – живите».

Spec Ops: Настоящий Survival Horror

Проблема в том, предлагая игроку выбор, не давая неправильный вариант и смотреть на его чувства. Демо версия Spec Ops кончилась на моменте, когда мой отряд выдвинулся на лагерь повстанцев. Мы видим сотни американских солдат, занимающихся тем, чем солдаты занимаются в свободное время. Их число значительно больше числа моего отряда. И тут я вижу ракетницу и белый фосфор поблизости. Оружие, убивающее людей, сжигая за живо. Один член моего отряда говорит, что мы с легкостью зачистим весь лагерь. Другой – что мне не следует делать этого, что «всегда есть выбор».

Но он ошибался. Я взял винтовку (по крайней мере то, что было похоже на нее, мое единственно оружие) и начал стрелять по Американцам, как сразу понял – необходимо использовать фосфор. Смягчившись, я подошел к компьютеру и начал сбрасывать снаряды один за другим на американцев, отражение моего персонажа в огне напомнило, что я орудие смерти.

В последствии я шел по телам мертвых и умирающих солдат, освобождая от страданий пулей. Я был зол и в ужасе, конечно, меня волновал факт, что у меня не было выбора. Представьте, демо кончилось когда один из умирающих, обгоревших солдат говорил мне, что они лишь пытались помочь. Смысл в том – не все Американцы стали повстанцами. Первая стратегия – бросать снаряды на всех в американской форме, мое решение, для повышения удобства – заставило меня убивать хороших людей.
Игра вышла весной и я не знаю, буду ли я проходить ее полностью, но спасибо разработчикам за предоставленный опыт.

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *